Хирург должен постоянно работать, чтобы быть в форме!

Газета «МК в Ижевске», 13-20 августа 2014 г.

 

Игорь Ишмаметьев: «Хирург должен постоянно работать, чтобы быть в форме!»

 

Известный в Ижевске пластический хирург поделился секретами своей ювелирной работы

 

В гостиной «МК в Ижевске» побывал кандидат медицинских наук, член Российского общества пластических, реконструктивных и эстетических хирургов, директор клиники пластической хирургии и косметологии «Пластика» г. Ижевска Игорь Ишмаметьев. Он рассказал нам о достижениях эстетической хирургии, а также о том, почему мужчины решаются лечь под нож хирурга.

 

— Игорь Леонтьевич, почему вы решили стать пластическим хирургом?

— Думаю, что это – стечение обстоятельств. Хотя я не скрою, что, еще учась в медицинском училище, мечтал заниматься хирургией лица. Окончив его с красным дипломом, я подал документы в Пермский медицинский институт. По итогам сдачи экзаменов набрал большое количество баллов, и меня пригласили учиться на лечебный факультет. Но я сказал, что хочу заниматься хирургией лица, поэтому целенаправленно пошел на стоматологический факультет. И нисколько не пожалел об этом. После окончания мединститута в 1983 году я по распределению приехал в Ижевск и стал работать ассистентом кафедры хирургической стоматологии в Ижевском мединституте. Тогда я еще был достаточно молодым, и некоторые мои студенты были старше меня.

 

— То есть вы уже более 30 лет являетесь практикующим хирургом?

— Да. А непосредственно эстетической хирургией я начал заниматься с 1986 года, когда перешел во врачебно-косметологическую лечебницу. Чуть позже я прошел специализацию в знаменитом Московском институте пластической хирургии и косметологии. Его еще называют Институтом красоты на Ольховке. Тогда это было единственное заведение в стране, где готовили косметических хирургов. Для меня это была отличная школа, поскольку я в качестве ассистента вместе с известными и опытными хирургами ежедневно участвовал в проведении операций. В Москве мне, как говорится, поставили руки и мозги. И я вернулся в Ижевск с мышлением эстетического хирурга.

 

— Говорят, что в самое сложное для страны время, когда произошел распад страны и начался переход к рыночной экономике, вы организовали в Ижевске первую частную клинику.

— Да, в 1992 году мы открыли клинику пластической хирургии и косметологии. Вначале она располагалась на площадях военного госпиталя в поселке Машиностроителей, потом мы еще два раза меняли адрес. В этом году у нас появилось собственное новое здание, где созданы все условия для пациентов.

За время работы нашего центра было выполнено свыше 9000 операций по эстетической хирургии, среди которых подтяжки лица и шеи, пластика век (блефаропластика), коррекция носа (ринопластика), коррекция ушных раковин (отопластика), маммопластика, липосакция и другие. В наш центр обращаются пациенты не только из Ижевска, но и из других городов России, а также из городов Европы, Америки и Израиля. У нас работают три хирурга, которые постоянно повышают врачебное мастерство на курсах, читают лекции и занимаются научными разработками.

 

— Говорят, что у каждого хирурга свой почерк, то есть своя «коронная операция», которую он делает лучше всех. А какая «коронка» есть у вас?

— Я отношу себя к числу универсальных хирургов. По моему мнению, пластический хирург должен уметь делать все эстетические операции «на пять». Неважно, касается ли это операций на лице, груди, на теле или интимной зоне. Дело в том, что пластическая хирургия — это как игра на скрипке — нужно постоянно тренироваться. Чем больше хирург делает операций, тем выше его профессионализм. Нельзя выполнять операции лишь эпизодически. Хирург всегда должен быть в форме.

 

— Вы 30 лет работаете в пластической хирургии. Как она изменилась за эти годы?

— Дело в том, что хирургия – это достаточно консервативная область, в которой революции бывают очень редко. Это своеобразное рукоделие, где минимальный набор инструментов — скальпель и ножницы. Они почти не изменились за эти годы. Другое дело, что появилось хорошее наркозное оборудование, обезболивающие препараты, новые технологии. Кстати, мы постоянно отслеживаем инновации в области пластической хирургии, посещая различные курсы, семинары, симпозиумы. Но мы не спешим внедрять их у себя, поскольку необходимо время, чтобы убедиться, что эти методики безопасны для пациентов.

 

— Кто чаще всего обращается к вам?

— Конечно, наши основные пациенты – женщины. Все они разные – по возрасту, состоянию здоровья и социальному статусу. Но их объединяет естественное желание быть красивыми и молодыми. Однако в любой ситуации мы не забываем главную заповедь врачей — «Не навреди».

 

— А мужчины к вам приходят?

— Приходят, но редко. Ведь мужчины, в отличие от женщин, более спокойно относятся к своей внешности. Как правило, к нам приходят мужчины, у которых публичная работа, поэтому им нужно хорошо выглядеть. Ведь молодое, свежее лицо придает человеку уверенность в себе. А если его начинают беспокоить возрастные изменения на лице, то он начинает испытывать дискомфорт и комплексует.

 

— А сколько по времени длится подобная операция?

— Это зависит от объема работ. Мы можем делать несколько омолаживающих операций сразу. Например, мы можем сделать одновременно пластику нижних и верхних век, пластику лба, пластику лица и шеи с мобилизацией, липосакцию подбородочной области, увеличение объема губ. Такая сложная операция будет длиться 3,5-4 часа.

 

— А сколько будет продолжаться реабилитационный период?

— Послеоперационный период обычно составляет две недели. Но в целом сильный отек и синяки держатся до 4-5 дней, затем начинают постепенно спадать и обычно полностью проходят к концу второй-третьей недели. Но в это время нужно соблюдать все рекомендации врача, избегать повышенной активности и физических нагрузок. И еще очень важно защищать послеоперационные рубцы от прямых солнечных лучей. Загар старит кожу, ускоряя появление морщин и дряблости.

 

— В течение какого времени сохраняется эффект молодости и красоты после операции?

— Мы делаем многослойные операции, поэтому эффект держится долго. Например, подтяжка лица держит контур овала лица не менее 10 лет. Эффект пластики век сохраняется в течение 10-15 лет. Конечно, все относительно. И многое зависит от состояния организма и от того, в каком возрасте женщина сделала первую пластическую операцию. Например, если она сделала ее в период еще не утраченных возможностей эластичности тканей лица, то эффект будет держаться долго. То есть женщина «законсервирует» себя и будет выглядеть такой молодой еще лет 15.

 

— Как вы относитесь к случаям неудачных операций?

— С глубокой скорбью, но и с конструктивизмом. Если это произошло у меня, то я стараюсь это исправить. Дело в том, что опытного хирурга отличает способность исправить свои ошибки. А не ошибается тот, кто не работает. И когда хирург говорит, что у него нет ошибок, значит, он не работает. Ведь осложнения не всегда зависят от хирурга. Существует много факторов, которые могут привести к осложнениям.

 

— Наверное, для того чтобы сделать операцию, пациент должен пройти какое-то обследование?

— Обязательно. Пациент сдает анализы (крови, мочи, флюорографию). Иногда мы направляем пациентов на консультацию к узким специалистам: к гинекологу, маммологу, онкологу, кардиологу или эндокринологу. Особенно это относится к тем пациентам, у которых есть такие заболевания, как диабет, артериальная гипертензия (повышенное давление), аритмия. Ведь успех операции во многом зависит от такого обследования. К тому же пациенту нужно время, чтобы подумать, все взвесить. Он ведь может и передумать.

Некоторые думают, что у нас, как в парикмахерской: пришел и получил новое лицо. Но любая операция требует серьезной подготовки.

 

— Игорь Леонтьевич, расскажите какой-нибудь интересный случай из практики.

— Каждый случай — это врачебная тайна, поэтому я не могу рассказывать конкретные истории. Я хочу только сказать, что потребность людей в эстетической медицине очень высока. В моей практике были операции, когда приходилось человеку «возвращать» его лицо. В основном это были пациенты, которые попадали в больницу после травмы, различных аварий, пожаров. Но я считаю, что человек, получивший травму, должен получать медицинскую помощь бесплатно. Кстати, во многих регионах на базе государственных лечебных учреждений создаются отделения пластической хирургии. К сожалению, в нашей Удмуртии такого отделения нет. Хотя существует большая потребность в нем. Здесь бы принимали больных с врожденными челюстно-лицевыми патологиями или тех, кто перенес серьезные травмы. Об их лечении должно позаботиться государство.

 

— Вместе с вами работает и ваш сын Илья. Это вы на него повлияли или он сам захотел пойти по стопам отца?

— Он сам принял такое решение: окончил медицинский институт и увлекся эстетической хирургией. Конечно, я многому его научил. Но он и сам стремился познать все тонкости нашей профессии. Он учился в клинической ординатуре по челюстно-лицевой хирургии, стажировался в ведущих клиниках Москвы и Санкт-Петербурга, защитил кандидатскую диссертацию и уже девятый год работает вместе со мной в одной клинике. Кроме того, здесь же работают моя супруга Лариса Александровна и дочь Анастасия.

 

— То есть можно сказать, что у вас – целая династия?

— Да. Сейчас у нас подрастает внучка Катюша, но кем она станет в будущем, еще рано загадывать.

 

 
Яндекс.Метрика